Астрология и психология

Швейцарский психоаналитик Карл Юнг был первым, кто признал огромный потенциал астрологии инструментом для изучения глубин человеческой психики. В различных работах на протяжении своей жизни Юнг высказывал свое глубокое уважение к астрологии. Он утверждал, что астрология способна сделать огромный вклад в психологию, и признавал, что довольно часто использовал ее в своей аналитической работе с клиентами. В случаях затруднений с психологическим диагнозом Юнг составлял гороскоп, чтобы получить дополнительную информацию с совершенно другой точки зрения. «Должен сказать, я очень часто обнаруживал, что астрологические данные проливали свет на определенные вопросы, которые я иначе никак не мог понять», — говорил Юнг (1948). Юнг рассматривал знаки зодиака и планеты в астрологии как символы архетипических процессов, берущих начало в коллективном подсознании. Архетипами коллективного подсознания были всеобщие организующие принципы, лежащие в основе и мотивирующие всю психологическую жизнь, как индивидуальную, так и коллективную.. С точки зрения Юнга, мифология сфокусировала внимание на культурных проявлениях архетипов в разные времена и в различных исторических местах, тогда как астрология использовала архетипы в качестве языка для понимания основных психологических побуждений людей. «Астрология, как коллективное подсознание, к которому она имеет отношение, состоит из символических конфигураций: планеты — это боги, символы силы подсознания» (Юнг, 1976). Мифические боги представляли живые силы Вселенной, служившие образцами всего. Как и платоновские Формы, архетип был одновременно и субъективным, и объективным; это подтверждалось как врожденными идеями человеческого сознания, так и фундаментальными процессами природы; это одушевляло не только человеческий опыт, но также и планетарные движения.
         Именно эта двойственная природа архетипа давала возможность астрологической карте связывать внутренний характер и внешние события, отражающие этот характер. «Есть множество примеров поразительных аналогий между астрологическими констелляциями и психологическими явлениями или между гороскопом и характерологическими склонностями», — писал Юнг (1976). Архетипы, заключал он, были «психоидными», то есть они формируют сущность так же, как разум. Астрологическая конфигурация определяла как врожденный нрав индивидуума, так и конкретные виды внешних условий, которые индивид склонен переживать. В 1954 году в одном из интервью Юнг утверждал: «Можно со значительной долей уверенности ожидать, что данная вполне определенная психологическая ситуация будет сопровождаться аналогичной астрологической конфигурацией».
         Юнг признавал, что уникальная, не имеющая себе равных способность астрологии обнаруживать корреляции между планетарными движениями и человеческим опытом, также сделала ее точным способом расчета времени жизненных кризисов: «Я наблюдал множество случаев, где строго определенная психологическая фаза и аналогичное событие сопровождались транзитом — особенно, кризисные аспекты Сатурна и Урана» (1954).
         Наблюдения Юнга за корреляциями между психологическими явлениями и астрологическими данными сделали большой вклад в формулирование его теории синхронности. Он определял синхронность как «совпадение по времени определенного психического состояния с одним или более внешними событиями, оказывающимися значимыми параллелями для сиюминутного субъективного состояния» (1955). Соответственно, Юнг, не колеблясь, воспринимал всерьез синхронные явления, лежавшие в основе астрологии. Он считал, что астрология работала точно именно благодаря синхронности; то есть психическая структура человека к моменту рождения оказывалась «значимо параллельной» расположению планет в это время.
         В ходе поисков способа проверки гипотезы синхронности Юнг провел астрологический эксперимент по установлению соотношения планетарных конфигураций или пересекающихся аспектов между астрологическими картами супругов. Он выдвинул гипотезу, что определенные пересекающиеся аспекты будут появляться гораздо чаще между картами супругов, чем между картами людей, не имеющих отношения друг к другу. «Значимое совпадение, которое мы ищем, тут же проявляется в астрологии, — утверждал Юнг, — так как астрологические данные... соответствуют индивидуальным чертам характера; и с давних времен различные планеты, дома, зодиакальные знаки и аспекты — все имело значение, служившее основой для изучения характера» (1955).
         Хотя Юнг никогда не разрабатывал систематических теорий, оказалось, что его собственная теория аналитической психологии подверглась сильному влиянию астрологии. Между ними так много параллелей, что сам собой напрашивается вывод, что по меньшей мере некоторые из его главных концепций были напрямую заимствованы из астрологии. Вдобавок к его точному подтверждению планет как архетипов и его теории синхронности как средства объяснения астрологических совпадений, введенное Юнгом понятие двух типов отношений — экстраверт и интроверт — с готовностью признается астрологами как биполярное деление зодиака на позитивные/мужские (экстравертные) и негативные/женские (интровертные) знаки. Более того, его четыре функциональных типа — интуиция, ощущение, размышление и чувство — имеют грубую параллель в астрологии с четырьмя элементами — огнем, землей, воздухом и водой. Вдобавок к этим более очевидным аналогиям существуют дополнительные корреляции, изучаемые астрологами. К ним относятся эго/Солнце, персона/асцендент, тень/Плутон, анима/ Венера, анимус/Марс и коллективное подсознание/Нептун. Трудные астрологические конфигурации, особенно те, где задействованы жесткие аспекты от внешних планет к Меркурию, Венере, Марсу, Луне и Солнцу, находятся под наблюдением астрологов и являются трудными моментами в личности аналогично тому, что Юнг описал как психические комплексы, то есть подсознательные, эмоционально заряженные воспоминания, образы и мысли, собранные вокруг центрального ядра.
         В 30-х годах Дейн Радьяр начал «переформулирование» современной астрологии в терминах юнговской аналитической психологии. Он особенно сосредоточился на идее Юнга, что психика — это динамичное сочетание противоположных сил в состоянии равновесия, а также, что психика внутренне мотивирована и развивается в направлении психической целостности, этот процесс Юнг назвал индивидуацией. Юнг полагал, что процесс трансформации личности является врожденным или теологически мотивированным. Личность — это не только продукт внешних сил, она целенаправленно стремится к конечной цели самореализации. Как индивид узнает из собственного опыта: архетипичная структура психики становится все более дифференцированной, интегрированной и целостной. Радьяр (1936) признавал, что эти идеи можно легко приспособить к астрологии: гороскоп также представляет собой динамичное сочетание противоположных сил (знаки зодиака) в равновесии, а различные части астрологии с мириадами аспектов и взаимосвязями являются символами архетипических сил, стремящихся трансформироваться в единое целое. Радьяр понимал, что процесс индивидуации подразумевается в каждом гороскопе.
         К 60-м годам проект Радьяра по «переформулированию» астрологии получил новый импульс от гуманистического движения в психологии. Гуманистическая психология, описанная в работах Абрахама Маслоу, Карла Роджерса, Ролло Мея и других, возникла в ответ на мрачный пессимизм, присущий фрейдистскому психоаналитическому взгляду, и роботоподобной концепции человеческого потенциала, скрытого в бихевиоризме. И психоанализ, и бихевиоризм носили детерминистский характер в том, что они представляли себе личность как результат воздействия внешних процессов — то есть генетики, родительского влияния, окружающих условий и т. д. Гуманистические психологи противостояли этому направлению, развивая модели, которые могли отвечать за ясную целенаправленность поведения человека и его стремления к росту.
         Вместо описания индивидуума, попавшего в бесконечную борьбу между инстинктивными побуждениями и сдерживающим влиянием общества (психоанализ) или деление человека па множество обусловленных моделей поведения (бихевиоризм), гуманисты воспринимали индивидуума как унифицированный организм, состоящий из автономных стимулов и функций, которые можно отличить друг от друга и интегрировать в функциональное целое, большее, чем просто сумма его частей. Гуманистические психологи бросили вызов фрейдистской теории, заявив, что инстинктивные стимулы — это не опасные силы, прорывающиеся из примитивного ид, а здоровые импульсы, которые требуют оценки и доверия. Личность воспринималась творческим, самореализующимся и самоопределяющимся организмом, способным принимать ответственные решения и неуклонно стремящимся к идеальному состоянию. В отличие от бихевиористов, которые игнорировали внутренний мир сознания, гуманисты подчеркивали первенство субъективного элемента. В то время, как бихевиористы утверждали, что поведение обуславливается исключительно внешними причинами, гуманисты сосредоточивали внимание на уместности намерения как внутренней причины поведения. Если бихевиористы были озабочены тем, как можно манипулировать поведением и контролировать его, гуманисты подчеркивали способность к личной свободе и выбору. В общем, для гуманистического психолога главным является не внешнее окружение, а внутренний мир восприятий, ценностей, мыслей, взглядов, отношений, ожиданий, потребностей, чувств и ощущений личности.
         Радьяр первым понял, что астрология и гуманистическая психология дополняют друг друга. В сущности, гороскоп можно использовать как инструмент для составления карты сложного внутреннего мира, который гуманисты начали исследовать. Точно так же, как гуманистическая психология явилась ответом на детерминизм, свойственный психоанализу и бихевиоризму, гуманистическая астрология явилась ответом на детерминизм, свойственный традиционной, ориентированной на события астрологии, позаимствовав в какой-то степени заголовок книги Карла Роджера «Терапия, сосредоточенная на клиенте» (1951), Радьяр развил «Астрологию, сосредоточенную на личности» (1972). Радьяра меньше заботил вопрос: работает ли астрология, — чем то, как ее можно использовать для помощи процессу самореализации. Реальный вопрос заключается в выяснении: каково настоящее назначение астрологии.
         В 1969 году Радьяр основал Международный комитет по гуманистической астрологии и провозгласил, что астрология была или должна была бы быть, главным образом, методикой для понимания человеческой природы. Он порицал безусловный детерминизм предсказательной астрологии и вместо него сосредоточивал внимание на астрологическом потенциале как символическом языке. Вместо того, чтобы рассматривать планеты в качестве передатчиков физического влияния, Радьяр считал их символами человеческих функций. В качестве психологического языка и диагностического инструмента астрология может служить проводником к интеграции и трансформации личности. Подход Радьяра был «сосредоточен па персоне» в том смысле, что каждая карта рождения (гороскоп) уникальна; гороскоп представляет общий потенциал индивида, где ни одна планета не бывает ни «хорошей», ни «плохой», где каждый элемент есть скорее часть органичного целого. События интерпретировались не как разрозненные случайности с удачными или неудачными последствиями, а как целенаправленные проявления циклов развития с конкретными фазами. Событие приобретало свое значение от стадии, которую оно представляло в данном планетарном цикле, и вносило вклад в настоящий процесс роста, который неукоснительно вел к самореализации.
         В 70-х годах знамя гуманизма было подхвачено такими астрологами, как Зипиора Добинс, Ричард Идемон, Стивен Арройо, Роберт Ганд и другими. Гуманистические астрологи утверждали, что между человеческим и божественным нет абсолютного разделения; скорее люди и планеты соединены в один узел бытия. Каждый индивид является фокусом и каналом энергий, пронизывающих весь космос. Не материя, а сознание есть первичная реальность вселенной. Так как человеческая душа есть одновременно и отражение и часть Всемирного Духа, она тоже содержит созидательную силу этого вселенского сознания. Душа связана и оживляется законами и созидательными принципами Одного Существа, при этом все меньшие существа являются и его. частичками. Тогда как универсальные законы Абсолютного Бытия нельзя нарушать, индивид свободен и независим в рамках этих законов.
         Радьяр полагал, что каждый человек рождается в ответ на потребность Вселенной, то есть в определенное время и в нужном месте. Карта рождения в сущности представляет собой ответ на эту потребность; она вскрывает предназначение жизни и дает ключ к судьбе человека. Другими словами, гороскоп является как бы «планом посева», показывающим уникальный путь развития человека. Так же, как кучка семян содержит картину растения, в которое данные семена могут в конце концов превратиться, так и гороскоп «олицетворяет» взрослого человека, каким индивид может стать. В этом смысле все, что случается в жизни человека, имеет цель, и эта цель является целью того целого, что действует через индивида. Это целое часто называется ядром эго, вечного божественного, укоренившегося в живой, служащей определенной цели Вселенной. Тогда не возникает вопрос: «Что случится?» — а возникает вопрос: «Что это означает?». Астрологию, по словам Радьяра, можно использовать как своего рода Карма-йогу, в которой все, что происходит, связано с тем, кто этот человек и каким он может стать. Таким образом, гуманистический астролог должен заботиться не о событиях как таковых, а лишь о том, как клиент на них реагирует и какое значение он им придает. «Важны не предсказываемые события, а отношение индивида к своему собственному росту и самореализации» (1972).
         Преимущество карты рождения заключается в том, что она изображает индивидуума как единое целое и таким образом обеспечивает средство для понимания того, как внутренние конфликты выливаются в дробление личности и в экстерриторизацию конфликта. Личность расщепляется и начинает отторгать определенные свои стороны, если потребности, лежащие в основе выражения этих сторон, встречают боль и разочарование. Различные функции подавляются, от них отказываются, и таким образом личность сужается до одной частички того, чем она является в потенциале. Неинтегрированные функции обычно воплощаются во внешнем мире под видом людей и ситуаций, которые привлекают индивидуума. То, что человек переживает как проблематичную ситуацию или отношение, можно увидеть в карте в виде аспекта собственной души человека. Таким образом, гороскоп указывает, какие функции отрицаются и подавляются и в каких обстоятельствах (домах) они скорее всего встретятся.
         В то время, как карта рождения обеспечивает проникновение во внутренние конфликты человека, транзиты и прогрессии сообщают, когда эти конфликты можно разрешить. Эти планетарные движения указывают на природу, значение и длительность различных периодов развития, каждый из которых представляет свои собственные проблемы и возможности. Хотя транзиты могут устанавливать отношения с внешними событиями, которые вторгаются в жизнь индивидуума, астрология полагает, что эти события есть не что иное, как синхронное внешнее проявление внутренних перемен. Внешние события служат своего рода «спусковым крючком», или стимулом, обеспечивающим внутренний психологический рост. Если смотреть в подобном ракурсе, то транзиты открывают такие стороны человеческой природы, которые человек готов сознательно интегрировать, исследовать или трансформировать. Воссоединение отколотой части обычно выливается в кризис, так как это означает, что старый порядок должен умереть во имя появления нового, более содержательного. По словам Радьяра, гуманистический астролог
         «приветствует кризисы как показатели роста. Он пытается помочь клиенту или пациенту переориентироваться на причины кризиса, переоцепить свои цели и мотивы, принять все, как есть, но в новой холистической манере... которая в конечном итоге должна привести к гармонии, внутреннему миру, мудрости и состраданию» (1975).
         Ценность астрологии тогда заключается не в силе ее предсказаний того, что боги уготовили для людей, а в ее способности вскрывать богоподобные силы, таящиеся в глубине каждого человеческого существа. Соответственно, фокус внимания в гуманистической астрологии лежит внутри, а не снаружи, и интерпретации происходят с точки зрения личного роста и самореализации. Проще говоря, цель заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать потенциал, воплощенный в гороскопе. Например, Сатурн, находящийся в оппозиции к Венере в натальной карте означает просто «несчастье в любви», но также потенциал или возможность любить глубоко, постоянно и ответственно, проявляя терпение и готовность преодолеть препятствия. Хотя реализация этого потенциала может потребовать определенной степени трудности и страданий, предсказание одних трудностей и страданий без объяснения потенциальных выгод и радостей является близоруким, в лучшем случае, и вредным — в худшем. Добинс объяснила это так:
         «Сообщение людям, что они обречены па испытание конкретных негативных событий, может оказаться в высшей степени деструктивным. Мы придерживаемся мнения, что характер — это судьба, и изменяя свой характер (наши привычные отношения, взгляды и поступки) мы можем изменить свою судьбу. Благодаря самопознанию, мы можем пережить конфликты, преодолеть слабость, развить таланты и добиться равновесия. Как утверждает гуманистическая астрология, мы можем достигнуть самореализации и самосовершенствования» (1973).
         Во многих отношениях гуманистическая астрология представляет собой истинный прогресс в теории гуманистической психологии. И психологию Юнга, и гуманистическую психологию критикуют за нехватку точности в описании внутренней природы человеческого существа. Ссылки на архетипы, способности, функции, импульсы и т. п. имеют тенденцию казаться неясными и умозрительными, не имеющими конкретных средств для системного описания структуры психики. Гуманистическая психология представляет собой скорее «набор отношений» к личности, чем точную и полезную теорию личности и человеческого роста. Астрология же, с другой стороны, обеспечивает установление объективных, предсказуемых отношений со структурой и динамикой психики, при этом указывая направление, в котором этот рост может иметь место. К примеру, человек, у которого Сатурн находится в оппозиции к Венере, может спустя некоторое время перейти от негативного, испуганного восприятия отношений (например: «Я буду сопротивляться контролю со стороны довлеющего надо мной партнера») к отношениям более ответственным и лояльным. Такой переход отразит более зрелое, реалистичное восприятие взаимоотношений (например: «Хороший брак требует терпения, смирения и тяжелого труда»), притом, что астрологическое значение Сатурна в оппозиции к Венере сохранится.

 

(Источник: Астрологическая энциклопедия. Джеймс Р. Льюис, 1998)

 

Please reload

Популярные записи

Время покупать недвижимость. Астрологические влияния.

September 9, 2016

1/2
Please reload

Новые записи
Please reload

Archive

© 2014. Natalia Perez. Сайт создан в Wix.com